(no subject)

Совершенно разучилась писать. Впаду, пожалуй, по этому поводу в депрессию.

(no subject)

Надо бы отчитаться, что я не загибла совсем.
8 числа курчатовская по физике, а я!..

На новый год получила от Флоши юпитер 37-а, добытый ею с какой-то забытой антресоли, отснять на него успела только полторы тестовые пленки (8 числа курчатовская по физике!).

Это чтобы не возникало желания потыкать меня палочкой на предмет признаков жизни :)

Photobucket
Collapse )
  • Current Music
    финам fm

(no subject)

На меня и снотворное-то не действует: снова полночи измеряла потолок взглядом, отчаянно отмахиваясь от навязчивых мыслей. А что если у меня все-таки аппендицит? Организм тихо повизгивает от удовольствия, мстит, скотина, за бесконечный фаст-фуд и просто джанк-фуд, за купание в каких-то подозрительных лужах и за вечно забытый дома зонт. По телу разгуливают то ли мурашки, то ли дрожь такая, хочется нацепить на себя все свитера сразу, закутаться в одеяло и в таком виде провести остаток своих дней, благо кажется, что их осталось не так уж и много.
В шкафу тем временем стоит банка вишневого конфитюра, от одного вида которой к горлу подступает комок, но... как же хочется! А я съедаю очередную таблетку, запиваю ее водой и снотворным, и до утра пытаюсь уснуть.
Напрочь отсутствую какие-нибудь желания, и я не могу решить, хочу я завтра в лицей или не очень. Жизнерадостный серо-зеленый цвет лица предательски сразу все рассказывает о том, как я провела последнюю неделю августа. И представить не могу, как я завтра поеду в метро!
Ладно уж, в таких ботинках моря по колено, чай не в первый раз.
По-моему, это протест моего организма против бесконечного (или просто незаконченного?) нервоза, он весьма тонко намекает на необходимость выпить новопасситу и выспаться, выспаться, выспаться наконец! 

И да, я, черт возьми, боюсь. 
И не могу себя успокоить, что бы по этому поводу ни говорил мой нахальный организм и какие бы ультиматумы он мне ни выдвигал.
  • Current Mood
    cold cold

О минусах

-Мааам, купи мне сууумку...
-Ты будешь носить с собой камеру?
-Ну да.
-Вот и ходи с кофром.

Ваш диагноз, сэр.

Я теперь буду напоминать вам о вашем диагнозе каждый раз перед едой, чтобы испортить вам аппетит. Может, так вы еще и похудеете - неплохой побочный эффект, неправда ли?
Диагноз - бесконечная самонадеянность. По науке - катастрофическое одиночество.

А эпиграфом к моей книге я возьму Бродского. Любую почти строчку - все равно.

Кажется, за что ни возьмись - выходит не то Ремарк, не то "Гордость и предубеждение". Даже если я сейчас возьмусь писать сочинение по литературе, что, конечно, маловероятно - у него наверняка будет сюжет, и притом довольно грустый.
Кажется, что я все время не туда смотрю. Так бывает, когда в метро входишь в друга или просто знакомого, извиняешься и идешь дальше. А еще так бывает, когда тебя после этого не догоняют с криками "Сашка, ты разве меня не узнала?".
Последнее время я никого уже не догоняю. Да ни никого, а просто некого - кому врете, над кем смеетесь, Александра? Жалкое сообщение, чтобы телефон в левом кармане ужасно полинявших джинс завибрировал, чтобы хоть кто-то, ну кто-нибудь же! И нет никого. Пусто. Тихо. А у меня снова нет сил, снова я кому-то стала подневольным донором, и из меня все высосали до капли. И лимфой не брезгуют, обезвоживать так обезвоживать.
А я что? Я делаю вид, что занимаюсь собой и учебой, что я не одна и что мне есть с кем и о чем. Говорю всем, что не хочу этой осени, а на самом деле нагло вру, потому что хочу же! Ведь осень - это всегда перемены. Или не вру? Я хочу скорее не этой осени, а предыдущей, или этой, но не такой. Я устала, чертовски устала метаться в какой-то ужасной нервотрепке, теряя что-то, что никогда уже не найти.
Все эти люди в списке контактов когда-то были родными, хоть пару секунд, но были. А теперь, сегодня, они - никто. Имя в списке контактов.

Знаете, что самое страшное?

Да я для всех, наверное, имя в списке контактов.
Малознакомая такая личность.

Да даже не это самое страшное, а то, что я себя накручиваю, жду, пока мне станет плохо, чтобы нагло над собой посмеяться, чтобы еще хуже, еще! Это как "Високосный Год" слушать после очередной сердечной драмы, соль на рану, если говорить менее романтично. Я открываю фотографию, чтобы ее отредактировать, бьюсь над ней полтора часа и закрываю, не сохранив. Закрываю, зная, что завтра к ней не вернусь, и послезавтра, впрочем, тоже. Потому что она мне не нравится, как не нравятся остальные несколько гигабайтов фотографий. Я хочу читать, хочу писать, хочу аккуратно по вечерам вести дневник мой небрежного почерка, хочу шарлотку испечь и кота постричь. Вместо этого я сижу я смотрю в пространство, мечтаю о шестидесятых-семидесятых, жду чертовой вибрации штанов.

Мне кажется, стадия, близкая к паранойе.

И шарлотки вот захотелось.

Да нет же, все  порядке и просто отлично! Я достала себе оранжевые очки и красный платок в огурцах, у меня пицотмильонов творческих идей, у меня еще почти что 2/3 Августа впереди. Просто четыре часа почти, а у меня всегда под утро работают скорее пальцы, чем голова, и выливается это все в бесконечное нытье. Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке  у бессоного в жеже.
Все нормально. Чередом все. Какие там числа на календаре?

  • Current Mood
    cold cold